Авторы:  Купраш Анна, Визгина Полина, Соловьева Марина, Фельтгейм Василий (его роль в последнем выступлении озвучивала Псарева Елизавета), Беседа Дмитрий, Абросимов Алексей, Разбаш Роман (компьютерная презентация) – ученики 8-х классов гимназии №1567 ЗАО г Москвы

Научный руководитель: учитель русского языка и литературы гимназии №1567, к.ф.н. Сапронова Татьяна Федоровна

Фотографии – Соловьева Марина, Сапронова Т.Ф.

Работа была представлена на Городской научно-практическая конференции «Мир. Россия. Москва», где получила вторую премию и на Всероссийском конкурсе учебно-исследовательских экологических проектов школьников «Человек на Земле», где была оценена Дипломом VII ступени (высшей наградой в этом конкурсе).

Это все мы
На фотографии слева направо: Купраш Анна, Псарева Елизавета, Беседа Дмитрий, Визгина Полина, Соловьева Марина, Абросимов Алексей.

Полный текст работы.

   В летописных сведениях первое предание о Москве датируется 1147 годом. Москва образовалась на землях, принадлежавших боярину Кучке. Эти земли, по преданиям, были необыкновенно красивы. Скоро Москва обросла стенами, а затем стала быстро расти и развиваться. Все более разнообразными становились ее связи с другими городами и землями. Из Киева купцы привозили ткани, украшения, изделия из стекла, из Средней Азии - поливные чаши-пиалы, из Волжской Болгарии – медь, с Кавказа – самшитовые гребни, из Византии – амфоры с вином и пряностями.
    Среди жителей Москвы были представители разных национальностей. Существовали целые слободы, заселенные греками, армянами, татарами, поляками, украинцами. Иностранцы, приезжавшие из стран Западной Европы и называемые в России «немцами», селились в обширной Немецкой слободе на реке Яузе. Они служили в Москве офицерами, врачами, аптекарями, занимались ремеслом и торговлей.
  Торговцы, ремесленники, мелкий служилый люд застраивали в основном Белый или Земляной город. Причем нередко представители одной специальности селились вместе. К XVII веку в Москве насчитывалось более 140 слобод, включая слободы иноземцев.

  

Греки и греческое поселение в столице.

Первыми иноземцами, прибывшими в Москву  после того, как Русь приняла христианство, были греки. Они  стали священниками, переводчиками греческих книг, а  были и такие,  кто обучал москвичей незнакомому греческому языку. Естественно, у греков, как у христиан, был свой монастырь Святого Николы (Никола Большая глава).По нему и улица, начинающаяся от Кремля, получила название Никольской Никольский греческий монастырь
Греки были  искусные мастера в расписывании храмов. Среди иконописцев особенно был известен Феофан Грек (около 1340г. –   после 1405 г.).   Феофан Грек -  один из немногих византийских мастеров-иконописцев, чье имя осталось в истории благодаря тому, что, находясь  в расцвете творческих сил, он покинул родину и до самой смерти работал на Руси, где умели ценить индивидуальность живописца. Этому гениальному византийцу, или «гречину», суждено было сыграть решающую роль в пробуждении русского художественного гения. Зрелым, сложившимся мастером Феофан Грек приехал на Русь. Его творческая миссия началась в 1370-х годах в Новгороде, где он расписал церковь Спаса Преображения. Князь Дмитрий Иванович Донской пригласил Феофана в Москву. Здесь талантливый грек руководил росписями Благовещенского собора в Кремле (1405 г.). Его кистью написан ряд замечательных икон, среди которых  (предположительно) знаменитая Богоматерь Донская, ставшая национальной святыней России. Перед нею молился Иван Грозный, отправляясь в поход на Казань. Икона Богоматерь Донская

Другим известным греком, приехавшим в Москву, был Максим Грек. Он родился в знатной греческой семье. В 1516 по призыву московского великого князя Василия III Ивановича, просившего прислать «переводчика книжного на время», Максим Грек приехал в Москву. Ему поручили сделать перевод Толковой Псалтири, который он завершил в 1519 (или в 1522) году. По завершении работы Максим Грек просил разрешения вернуться на Афон, но его задержали в Москве, поручив в дальнейшем переводы и исправление других книг.


Греки активно участвовали в жизни столицы.  Особенно много приезжало сурожских гостей. Сурожем называли в средневековой Руси Судак, где жили греки и итальянцы, занимавшиеся торговлей. На Красной площади один ряд даже назывался Сурожским. Многие из сурожских гостей навсегда остались в Москве, стали уважаемыми людьми, приобрели подмосковные имения и оставили память о себе в названиях сел, ставших их собственностью: Софрино, Тропарево, Ховрино. А потомки греков Ховрины развернули в Москве строительство каменных зданий.

Татары в средневековой  Москве

Татары живут в Москве с XIII-XIV веков. Многие сейчас и не догадываются о татарском происхождении названий некоторых городских улиц. А начиналось все так.
Предание гласит, что наставник Дмитрия Донского митрополит Алексий чудесным образом сумел исцелить Тайдулу, супругу хана Джанибека.  Она в благодарность подарила митрополиту участок в Кремле, на котором была возведена церковь, а затем воздвигнут Чудов монастырь. Монастырь был возведен на "ханском дворе", или "татарском дворе", где жили баскаки, сборщики дани.
В источниках упоминается Рахманов двор, где останавливались послы из Орды, а также двор Берсения Беклемищева в юго-восточном углу Кремля. Память об этом осталась в  названии одной из башен Кремля.

А первое постоянное поселение татар в столице было основано на  берегу Москвы-реки, в Замоскворечье. Место было выбрано не случайно. Во-первых, через Татарскую слободу проходила дорога в Золотую Орду, от этой дороги осталось название "Ордынка".
К сегодняшнему дню на территории бывшей Татарской слободы сохранилась Московская Историческая мечеть, построенная в начале XIX века после 1812 года. А на карте Москвы сохранилась Большая Татарская улица, Татарская улица, Большой и Малый Татарский переулки
Мечеть в Замоскворечье
Храм святых Михаила и Федора Черниговских

Недалеко от Татарских переулков есть храм Черниговских чудотворцев, воздвигнутый в 1675 году в память убитых монголо-татарами в ставке Батыя черниговского князя Михаила и его ближнего боярина Федора.

Рядом с Татарской находилась Толмачевская слобода, где жили толмачи - переводчики, служившие при царском дворе. Большинство толмачей были татарами, участвовавшими в переговорах между Русью и Ордой. Позднее появились и русские толмачи. Все они жили в одной слободе, о которой напоминают современные Толмачевские переулки вблизи метро "Новокузнецкая", а также церковь Николы в Толмачах.

Церковь Николы что в Толмачах
Татары Замоскворечья активно участвовали в торговой жизни Москвы. Центром торговли был Охотный Ряд и Китай-город. Чтобы добраться до них, необходимо было перейти через Москву-реку. Вблизи Кремля Москва-река была мелководной, по берегам заросшей кальманом. Это препятствие татары стали называть "балчех" - грязь, топкое место. Отсюда название нынешней улицы Балчуг.

С XV века начался процесс образования класса служилых татар. Кризис татарских ханств вынудил многих знатных воинов и мурз перейти на русскую службу. Перебежчиков щедро одаривали русские князья.
Перед Куликовской битвой (1380 год) из Большой Орды на русскую службу перешел знатный татарин Серкиз. Серкиз принял православную веру и на Куликовской битве был верным сподвижником Дмитрия Донского. За верность и храбрость Серкизу пожаловали селение к востоку от Москвы, которое получило название Серкизово. Ныне это крупный столичный район Черкизово.

В память о панах и хохлах

В пределах бывшего Китай-города есть Старопанский переулок. Он назван так потому, что здесь в ХУ веке селились купцы, прибывшие из Литовского княжества. Это были поляки и литовцы, которых в Москве называли панами. Они привозили в столицу разные ткани и держали здесь свой торговый Суконный ряд.
Память о поляках сохранилась также в названии небольшой церкви святых Косьмы и Дамиана, которая и сегодня украшает Старопанский переулок.

Этот храм упоминается в ХVI веке. По преданию, именно здесь венчался царь Иван Грозный со своей шестой женой – Василисой Мелентьевной.

Позднее, уже в царствование Алексея Михайловича, в Москве появилось еще одно поселение поляков – Мещанская слобода. Жители польских городов по-русски назывались мещане от польского слова miasto («город»). В столице многие из  этих иностранцев были должностными лицами в посольском приказе и при Посольском дворе. Впрочем, жители Мещанской слободы занимались также торговлей и ремеслами. Среди них  были лекари, живописцы и даже мастера по изготовлению окладов для икон.

Цековь Косьмы и Дамиана что в старых Панех
Улица Маросейка


Было в Москве и поселение украинцев. Об этом свидетельствуют такие названия, как улица Маросейка (от слова Малороссия, т.е. Украина), улицы Верхняя и Нижняя Хохловка, Хохловский переулок.

Когда-то в районе этих  улиц находились дворы, сады и огороды  выходцев с Украины еще до воссоединения ее с Россией. Их в просторечии называли хохлами, потому что у них на голове обязательно был хохол.

Упоминание об этом поселении осталось и в названии церкви Косьмы и Дамиана, что на Маросейке, а также в великолепном храме Живоначальной Троицы, что в Хохловке.

Новый приток украинцев в Москву  начался вскоре после присоединения Украины к России.

Церковь Живоначальной Троицы в Хохловке
Палаты гетмана Мазепы Но не только улицы и переулки рассказывают о прошлом города. Недалеко от Хохловского переулка до наших дней сохранились белокаменные палаты, принадлежавшие когда-то известному гетману Украины Ивану Мазепе.


Гетман Мазепа Родился в шляхтской православной семье в 1644 году. Воспитывался при дворе польского короля Яна Казимира, а в июле 1687 года стал гетманом Украины

Армяне и Армянский переулок в Москве

 Первое упоминание об армянских дворах в Москве относится к 1390 году. Это вполне закономерно, т.к. в конце XIV века после многих войн между армянами и византийцами, турками и персами исчезло с карты мира последнее  государство армян. Во времена Алексея Михайловича приток армян в Россию усилился, т.к. царь поощрял торговлю с ними. Этот процесс продолжился и во время царствования Петра Первого.

Лазаревский институт Все, что осталось от поселений армян в Москве - это Армянский переулок. Главными сохранившимися достопримечательностями в этом месте являются старинный дом Лазаревых, в котором долгое время располагалась армянская гимназия, и Крестовоздвиженская армянская церковь.В начале восемнадцатого века армянский купец и владелец штофной мастерской Шериман построил этот дом в Столповом переулке. В 1758 году в Москву из Астрахани переехал другой богатый армянский купец – Лазарь Лазарев и купил этот дом у Шеримана- младшего. В то время Лазарев занимал много государственных постов, его фамилия была одной из самых известных в России. Вскоре в Столпов переулок стали стекаться и множество других знатных армянских семей. Приблизительно в то время этот переулок стал именоваться Армянским. В самом конце восемнадцатого века было решено пожертвовать бывший Шериманов дом в пользу будущего армянского училища. 
После февральской революции 1917 года не все преподаватели поддержали советскую власть, поэтому в 1919 году Лазаревская гимназия была закрыта и расформирована.
В 1920 году в старинном доме был организован Институт живых языков Востока. Потом он превратился просто в востоковедческий институт, внутри него даже был свой театр. В 1970-тых годах бывший Лазаревский дом снова отдали в распоряжение армян. С тех пор там начались реставрационные и восстановительные работы, которые были закончены только к 1987 году. Тогда там открылись первые  экспозиции Музея русско-армянской дружбы. В настоящее время здесь находится посольство Армении.


«Где же ты, моя Сулико?»
Грузинские переулки  в Москве.

Тяжелые последствия Смутного времени начала XVII  века долго давали о себе знать.  Москва после освобождения лежала в развалинах и пепелищах.  Некоторые из иностранцев, посетивших Москву в это время, полагали, что город погиб и ему не суждено возродиться. Но москвичи думали иначе. Постепенно город начал возрождаться,  похорошел. В пределах Белого города возникают кварталы аристократии, чаще встречаются каменные церкви и жилые дома знати и богатых купцов. Правительство особенно заботилось о благоустройстве Кремля и ведущих к нему улиц.
Население Москвы стало еще более многонациональным. Были кварталы, населенные армянами, греками, грузинами. Появились храмы, имеющие в своем наименовании слова, указывающие на национальную, этническую специфику этих людей.

Так,  впервые в 1714 году появляется  в Москве название местности, где поселились грузины. В 1725 году, спасаясь от турецких и персидских захватчиков,   сюда переселились грузинский царь Вахтанг Леванович с сыновьями Бакаром и Георгием, большой свитой и войском. На месте села Воскресенского им выделили земли, где они осели и  построили впоследствии Грузинскую  слободу. На месте Грузинской слободы  появились улицы Большая и Малая  Грузинские, Грузинский переулок, Грузинский Вал. Там же Георгий Вахтангович, сын Вахтанга Левановича, возвел церковь Георгия Великомученика в Грузинах. Современная Грузинская площадь до 1917 года называлась Георгиевской – по этому храму. Церковь Георгия что в Грузинах
Также на том месте, где сейчас  стоит  станция метро «Сокол», было еще одно поселение грузин, недалеко от села Всехсвятского. В память об этом поселений  сохранилась  церковь Всех святых.

История Немецкой слободы

Первое поселение немцев-выходцев из стран Западной, Центральной и Северной Европы появилось в Москве во второй половине 16 века. По указу Ивана Грозного для переселенцев, попавших в Москву в ходе Ливонской войны, было отведено место за городской чертой на берегу реки Яузы, получившей название Иноземческой, или Немецкой слободы. Немцы жили здесь в качестве мастеров, медиков, военных, нанятых на царскую службу и купцов, торговавших с Россией.

Обособление Немецкой слободы позволило ее жителям строить дома и возводить церкви по своему усмотрению «на немецкую и голландскую стать», носить западноевропейскую одежду, обустраивать быт по национальным традициям, поэтому к концу века слобода приобрела вид «немецкого города, большого и людного». Большинство ее жителей состояло на «государевой службе», за которую получала хорошее жалование.

Так как «иноверцам» в России была предоставлена свобода вероисповедания, к концу 17 века в Немецкой слободе действовали две лютеранские, голландская и католическая церкви. На ее территории находилось три рынка, лавки русских и иноземных торговцев, немецкие трактиры, иноверческое кладбище. Кладбище называлось  Немецким. Немецкое кладбище
Лютеранская часовня на немецком кладбище

На его территории и по сей день находится лютеранская часовня и захоронения известных людей, проживавших в Немецкой слободе.


Выходцы из разных земель, княжеств и вольных городов Германии внесли заметный вклад в реорганизацию русской армии, в развитие медицинского обслуживания, железоделательного, кожевенного, монетного, мануфактурного производства, становление живописного искусства, в создание первых полковых и придворных оркестров, общедоступного театра, московских учебных заведений - гимназии Э. Глюка, артиллерийской и инженерной школ, а также первого госпиталя (ныне - военный госпиталь им. Н.Н. Бурденко). При Петре 1 в Немецкой слободе действовала пороховая мельница, открылись казенные Полотняная, Скатертная и Чулочная мануфактуры, а в последующее десятилетие появились частные предприятия русских и иноземных фабрикантов

Немецкая слобода Москвы становится объектом внимания царского двора. Здесь в 1696 году был построен Лефортовский дворец, принадлежавший сподвижнику Петра I Францу Лефорту и ставший неофициальной резиденцией государя. С 1721 года под царскую резиденцию перестраивается поместье Ф.А. Головина на реке Яузе, с которого открывается живописный вид на Немецкую слободу.
Дворец Лефорта-неофициальная резиденция Петра I
Мемориальная доска на дворце Лефорта С начала 18 века немцы получили право на обучение во всех светских учебных заведения Москвы. Важной вехой в истории Немецкой слободы стал пожар 1812 года, уничтоживший почти все постройки и большинство ее храмов. Послевоенное строительство велось по модным тогда и общепринятым классическим проектам, что лишило бывшую Немецкую слободу остатков ее прежнего своеобразия, представлявшего на протяжении последней четверти 17-18 веков западноевропейский уголок Москвы. В петровское время слободские жители перестали отличаться от русских горожан западноевропейской одеждой. Со второй половины 18 века в слободе увеличилось число домов и дворцовых зданий, возведенных русским владельцами. А в 19 веке исчезает прежнее название местности - «Немецкая слобода», его вытесняют «Лефортово» и «Басманка».